Сончик Константин Константинович

    ОСЕННИЙ СОНЕТ



    День закончен – как досадно.
    Солнце село и не греет.
    Стало тихо и прохладно.
    Вечереет, вечереет….
    К. Сончик


    « Я родился в 1924 году…»…
    … Лихорадочно прокручиваю в голове цифры, пока мой новый знакомый- Константин Сончик – статный, элегантный, с приветливой улыбкой – помогает мне снять пальто в прихожей и вешает его на плечики. ОГО…ОГО!!! – невольно звенит в голове, когда я .наконец, соображаю, что Константину Константиновичу…91 год. Честное слово, я растерялась. Такой возраст предполагает осторожность и ненавязчивость в беседе, исключение ЛЮБОГО упоминания о слабости и немощности, о пролетевшей жизни. Как строить разговор? Когда у меня одно желание – понравиться Константину Константиновичу, не обидеть его упоминанием о возрасте, не ДОБАВЛЯТЬ ПЕЧАЛИ в его красивые глаза?!

    «Зря ты, девонька, печалилась…» - звучали в моей голове всплывшие в памяти строчки, потому что «строить разговор» мне не пришлось. Я просто сидела, очарованная, и слушала повествование негромким голосом о жизни, путешествиях, встречах и расставаниях, удачах и разочарованиях, озарениях и вдохновениях –о всём том, из чего складывалась необыкновенная жизнь этого мужчины – Константина Константиновича Сончика.


    Она и началась необыкновенно. С противогаза, в котором пришлось молодому бойцу практически всю войну проливать пот, оттачивая на учениях ( с настоящими отравляющими веществами для химических атак на противника!) все предусмотренные в случае применения химического оружия действия для обеззораживания местности и спасения населения. К противогазу полагался резиновый костюм, в котором бойцы находились и в 30-градусную жару и в 30-градусный мороз. Просто представить это – мурашки по коже! А солдаты в таком обмундировании «форсили» весь период активных боевых действий во время Отечественной войны.
    Руководство Советского Союза придавало особое значение готовности нанести ответный удар, если начнётся химическая война, отчётливо представляя важность и значение возможности уберечь жизни солдат в случае химической атаки. Вот и учил Константин Сончик, после призыва в армию оказавшийся в батальоне химзащиты, на огромных территориях Гороховецких лагерей тысячи солдат способам избежать отравлений и нанести удар противнику.
    До полигона на спецмашинах доставляли по три тонны(!!!) иприта, который распыляли, удаляясь на предусмотренное инструкцией расстояние. Но в радиусе десяти километров от этого места всё гибло – и растения и животные. А если внезапно ветер менял направление, под заражение попадали и бойцы. Жутко .
    И он сам и его товарищи неоднократно обращались с просьбой к командованию отправить их на фронт, в действующую армию. Но перед самым открытием второго фронта вышел приказ Главного Управления химических подразделений армии – никого никуда не переводить и не отпускать из химических частей. А бойца Константина Сончика вскоре за безупречную службу «повысили» - перевели в Саратовскую область в Высшее Краснознамённое училище химических войск.
    …Беседуя с ветеранами Великой Отечественной войны, я заметила одну общую для них черту – не любят герои войны о ней вспоминать. Потому что война – это жестокое, тяжёлое, опасное, навязанное противником обстоятельство, которое навсегда застряло в их сердцах неизвлечённым осколком пережитого лихолетья. И он, этот осколок, ранит воспоминаниями о страшной войне ветеранов всю их жизнь, сколько бы десятилетий не прошло со времени тех событий.
    В 1947 году Константин Константинович приехал в Томск, поступил в политехнический институт, окончил его, вскоре стал аспирантом, а чуть позднее возглавил вновь созданную кафедру – «электрооборудование ракет и летательных аппаратов».
    «Всё. Дальше писать о Сончике не смогу, »- подумала я и положила ручку. Потому что не представляла себе, как можно на бумаге передать эту красивую, переполненную впечатлениями, чувствами, закатами и рассветами, не беспечальную, но такую любимую – жизнь Константина Константиновича, похожую на старинный романс, исполненный талантливым автором, сотворившим это поэтическое произведение – свою судьбу – искренне, прочувствовав сердцем каждую ноту прожитого дня? Как вместить, втиснуть в строчки все его таланты, как передать его настроение и физическое состояние, связанное хотя бы с одним эпизодом его жизни – обустройством собственной выставки?
    …К 100-летию любимого политехнического Константину Сончику предложили организовать выставку своих картин. Замечательное предложение! Дали ключи от чердака, где находились, как сказали, стенды под картины. Поднялся он на чердак, открыл дверь, а там… 20 сломанных, списанных из-за невозможности реставрации стендов, с тяжеленными металлическими стойками, изломанными фанерными экранами…И вот, чтобы оформить выставку, Сончик сам реставрировал эти стенды, искал подходящий материал, обтягивал им стойки, возил (зимой!) на саночках свои картины, размещал их на готовых стендах. Я бы так смогла? НЕТ! А для Константина Сончика во всей этой истории главным была возможность поделиться радостью, красотой пейзажей родных просторов, дать почувствовать посетителям выставки ,как «обрадовалась лету» его «Водяная лилия», подсказать рецепт счастья, демонстрируя «Тихую ночь»:
    Серебристая дорожка
    Нам указывает путь.
    Хочешь быть счастливой?
    Будь. Посидим ещё немножко.
    Романтик. Очарованный, ласково – насмешливый, он ненавязчиво и щедро делится с нами возвышенностью чувств, волшебством своего обаяния, азартом увидеть, запечатлеть, запомнить, поделиться…
    Летом 2000 года Томск восхитила (и удивила!) выставка картин Константина Сончика «Рифмы живописи», организованная в Областном художественном музее. Позднее его картины демонстрировались на выставках в Китае (там купили его «Кучевые облака» и наполненную влажным океанским воздухом, картину «Остров Шикотан».)
    Картины Сончика «наполненные мыслями, восхитительные» -по признанию поклонницы его творчества из США, радуют зрителей в Испании, Нидерландах, США, Австрии, Японии, Индии, Таиланде, Израиле, Объединённых Арабских Эмиратах, Бразилии.
    «Значит, понравилось моё творчество, » - рассмеялся Сончик, когда однажды на выставке его картину…украли. – Я так обрадовался!» - искренне заявил он, вместо попыток найти вора.
    ….Я не устаю повторять, встречаясь с поколением, жившим в другой эпохе, а иногда, кажется, и в другой стране: какие удивительные судьбы! Как насыщена событиями была жизнь этих людей – простых, весёлых, ироничных интеллигентов, добрых, приветливых и искренних! Как согревает свет их души наши «заиндевелые» будни! Ну чем сегодня может похвастаться молодой человек…..? А у Сончика – предмет его гордости - ФЛАГ! Тот самый, что прошёл с ним туристический маршрут до места гибели «Челюскина», развиваясь на мачте теплохода «Николаевск» В 1983 году в связи с 50-летием со времени экспедиции парохода «Челюскин». Когда Константин Сончик узнал о том, что участницей круиза, как и экспедиции «Челюскин» в 1933 года, будет Анна Петровна Сушкина, он сделал всё, что было в его силах, чтобы не пропустить это событие. С нетерпением ждал приказ об отпуске и, подписав его, уже через полтора часа был в воздухе, на пути к своей мечте.
    Люблю я России родные просторы,
    Люблю широту и бескрайнюю высь,
    Люблю океан и Чукотские горы.
    И рад, что в поход мы сюда собрались.
    Любимые места путешествий Константина Сончика – Восток и Север России. Он «ходил» (моряки не говорят «плавал») по Днепру и Волге, по Северной Двине и Оби, по Енисею и Лене, по Амуру и Витиму. Несметное количество раз побывал на Байкале, был очарован загадочной красотой Телецкого озера, посетил более ста городов России. Константин Константинович путешествовал и за границей – Финляндия, Португалия, Франция, Швеция. Но…читаю вот эти строчки его стихотворения:
    Мне по миру ходить приходилось, бывало…
    Очень много машин и богатый народ.
    Будто всё хорошо, ТОЛЬКО РОДИНЫ МАЛО,
    ТОЛЬКО МАЛ ГОРИЗОНТ,ТОЛЬКО ВОЗДУХ НЕ ТОТ…
    И понимаю, что поездки эти были для Сончика просто любопытством, а вот «кругосветка» по России, по девяти морям и двум океанам, Курильские, Соловецкие острова, Магадан и Крым, Диксон и Чукотка – это для насыщения души, для его неспокойного и необъятного сердца, для будущих картин, где он «передавал на холст мечту», для рождения таких вот строк:
    Я не знаю страны красивей,
    Будь то утро, день или вечер.
    Прошагать бы по всей России,
    Молодецки расправив плечи.

    Наполненный «по самую макушку» впечатлениями, эмоциями, «личными симпатиями», возвращался Константин Константинович в родной Томск, к своим обязанностям – кандидат наук, доцент, заведующий кафедрой. Он и здесь оставался самим собой. Студенты его любили беззаветно, не пропускали его лекций, т.к. они, эти лекции, по свидетельству очевидцев, были «в высшей степени совершенны». К каждой Константин Константинович готовился самозабвенно, изучал лекции профессоров Императорских университетов, оттачивая каждое слово. И мечтой его было прочитать хотя бы одну лекцию во фраке . Позднее, на 80-летнем юбилее, празднование которого организовали нагрянувшие к нему бывшие студенты, они подарили ему фрак! «Правда, он был мне несколько маловат»,- улыбается Константин Константинович. В школе, вузе у учителей и преподавателей всегда были и есть «любимчики». А здесь – наоборот! «Любимчиком» для студентов был Константин Константинович. И, чтобы не тратить время на длинное имя и отчество, (а мне думается, что просто от теплоты чувств к нему), студенты называли его «папа Сончик». Вот так трогательно, по родственному они выражали любимому преподавателю своё восхищение и благодарность.
    …А ещё я видела альбом фотографий, где запечатлены лица родственников и знакомых Константина. Оказывается, он ещё и талантливый фотограф. Это его увлечение- с детства. Оно пригодилось во время службы в армии, где за отличные фотографии ему подарили фотоаппарат «Фотокор», с которым он не расстался до сих пор. » Никакие современные аппараты не могут с ним соперничать,»- уверен Сончик. И я ему верю, потому что каждый фотопортрет из того альбома, который я увидела, - это индивидуальность, личность, характер и судьба.

    …Перечитала написанное о Вас, Константин Константинович. В памяти всплыли строчки: «Проходит жизнь, проходит жизнь, как ветерок по полю ржи, проходит явь, проходит сон, любовь проходит, проходит всё…». Ну почему? Почему ТАК устроен наш мир? Всё проходит, как бы мы этому не сопротивлялись. «И будет жизнь с её насущным хлебом, с забывчивостью дня. И будет всё – как будто бы под небом и не было меня!»- написала Марина Цветаева….
    Но даже в самой седой-преседой голове продолжают роиться мечты и желания. Одно из них, таких желаний – моё. Я хочу, чтобы на своём 100-летнем юбилее Вы, Константин, пригласили меня на танец. На лёгкое, вечное, осеннее танго….


    Нина Бондаревич