Семейная история


Мой прадед по материнской линии приехал на свободные земли Сибири из Вятки в 1861 г. И обосновался в с. Тисуль (Кемеровская обл.). Его дочь, моя будущая бабушка, вышли замуж за донского казака Василия Позднякова, также волею судеб оказавшегося в этих краях. Мама моя, девятый ребенок в семье, закончила аж пять классов. Очень любила животных и часами могла рукодельничать – шить. Эти две страсти сохранила на всю жизнь, и они не раз ее выручали.
Отец, Иван Пахотнов, родился в с. Назарово (Красноярский кр.) в бедной крестьянской семье в 1904 г. Учился только на «отлично». Был деревенским активистом, вместе с единомышленниками устроил в деревне праздник отречения царя, организовал в школе комсомольскую ячейку и стал ее секретарем, участвовал в подавлении кулацкого мятежа, руководил художественной самодеятельностью. Кстати, из его деревенской труппы вышла известная актриса Марина Ладынина. В 1928 г. он приехал учительствовать в с. Тисуль, женился на маме. Вскоре родилась я, и отец, большой сторонник всего прогрессивного и передового, дал мне вполне современное по тем временам имя - Воля. В 1930 г. его направили на учебу в Новосибирский планово-экономический институт. Когда шла кампания по раскулачиванию и борьба с религией, будучи пламенным революционером, поддерживал линию партии. Ярый партиец от нее и пострадал: в институте, где он возглавлял партийную ячейку, началась борьба с врагами народа и оказалось, что многие уважаемые профессора и доценты - «подлые предатели», а он допустил наличие врагов во вверенном коллективе. Отца обвинили и исключили из партии. Он очень переживал, и мы переехали в Прокопьевск, где он стал работать бухгалтером. Там жило много чехов, а я посещала детский сад под названием «Инколония». Помню, как отца арестовали. Он приехал с двумя людьми в штатском на машине, я бросилась к нему: «Папа, прокати!». Он пообещал: «Позже», и уехал. Увиделись мы только через десять лет.
На маму легла ответственность за меня и за дедушку, и она приняла решение уехать к сестре в Канск. Но там с первого же места работы ее уволили как жену врага народа. Чтобы выжить, ничего не оставалось как вернуться в Тисуль. А в Томске у мамы жила еще одна сестра. Ее мужа, простого шофера, обвинили в участии в тайном обществе князя Трубецкого и расстреляли на горе Каштак. Аналогичная история случилась и с другой маминой сестрой. Вот такая семейная драма…
Когда Молотов по радио объявил о нападении гитлеровцев, мы жили в Абакане. Я ходила в школу, была отличницей. Училась всегда с радостью, учиться любила. И когда эта весть пришла, помню, как люди бросились в магазины и стали скупать соль, сахар, спички. Нашу четырехэтажную школу отдали под госпиталь. Учиться мы стали в три смены в деревянных бараках. Начали приезжать эвакуированные. Нас уплотняли. У нас с мамой были одна комнатка и кухня. Голодно было сильно. И мы перебрались «ближе к земле» в с. Таштып. Шла война. Учились при свечах. Преподавателей не хватало. Сами ездили за дровами, кололи их, топили печи. Старшеклассники по ночам дежурили в школе. Мой двоюродный брат учился в десятом классе. Его и еще 21 парня забрали в армию, и только мальчика, чей отец был немец, взяли не на фронт, а в трудармию. Ни один из ребят с фронта не вернулся…
Третья сестра мамы жила в с. Тальменка (Новосибирская обл.). Там была хорошая большая школа. И мы с мамой переехали туда. Но, как и везде, там тоже было голодно. И маме кто-то подсказал, что с продуктами хорошо в Бийске, где была снабжающая организация «Золотопродснаб». Мама поехала туда, и ей удалось устроиться на работу. Так что в девятый класс я пошла в Бийске. Педагоги у нас были прекрасные - ссыльные воспитанницы петербургского института благородных девиц. Я охотно училась, была пионерской вожатой. Дух патриотизма был очень силен, его подогревали такие фильмы как «Зоя Космодемьянская». Мы и гордились героиней, и уливались слезами над ее страшной смертью. И вот объявили о победе. Все радовались. Мама со своим коллективом пошла встречать поезд с фронтовиками, но возвратилась расстроенная и сказала, что больше на вокзал не пойдет. Многие из встречающих потеряли близких, многие надеялись на чудо. Чуда не произошло: из вагонов выходили солдаты, нагруженные чемоданами (разрешено было брать трофеи), и поскольку ворья вокруг было полно, испуганно озирались по сторонам, оберегая свое добро и не обращая внимания на тех, кто бросался к ним навстречу со слезами и раскрытыми объятиями. Маму это очень огорчило. Но жить стало заметно легче, так как у мамы, хорошей портнихи, сразу появилось много заказов на пошив платьев и пальто из трофейных материалов.
Посмотрев фильм «Светлый путь», я твердо решила стать инженером. Закончила школу и поехала в Томск, считая его культурным и образовательным центром. Училась в политехническом на «отлично» и много занималась общественной работой, возглавляя культурно-массовую комиссию в профкоме. На четвертом курсе вышла замуж за фронтовика. Родила ребенка. Мне предложили место в аспирантуре, но аспиранткой стать не успела, как дочь «врага народа» получила отказ. Пошла работать в институт «Теплоэнергопроект». А «врага народа» в 1946 г. амнистировали, и он вернулся из Норильска. Правда, на работу его нигде не брали, и в поисках ее он оказался в Шушенском. Туда же из Бийска перебралась мама. Они завели огород и хозяйство. Я приезжала к ним погостить и, конечно, во всем помогала. В 1952 г. всех «политических» снова забрали, отца сослали на вечное поселение в Игарку. В 1953 г. я, беременная вторым ребенком, с двухлетним сыном поехала на север проведать его. Вот как любила и уважала этого честного и неподкупного человека! Ссыльных там было много и аж 18-ти национальностей. Глядя на них и слушая, я приходила в ужас от происходящего. В 1956 г. отца реабилитировали, восстановили в партии, и он приехал в Томск. И опять возникла проблема с трудоустройством. Положение спас мой однокурсник Ваня Чучалин. Он был директором НИИ ядерной физики и взял папу бухгалтером.
… В 36 лет я осталась вдовой. Одной поднимать двоих детей было непросто, но я никогда не унывала. Всегда хотела заниматься наукой и устроилась в государственный университет на кафедру проф. Сапожникова. Там работали над созданием миноискателей. Поступила в аспирантуру, защитилась. И второй раз вышла замуж за чудесного человека - проф. Вячеслава Семеновича Семенова. С кафедры перешла в Сибирский физико-технический институт, где работал муж.
… В 61 год вышла на пенсию. Это время совпало в неразберихой начала девяностых. И вот мы собрались в ЖЭУ и создали свою профячейку. Тогда-то и начался новый этап моей общественной работы, которому уже четверть века! Что только за это время мы не делали - гуманитарную помощь раздавали, вечера встреч проводили, спектакли ставили, матерей чествовали, а нашу профячейку превратили в клуб ветеранов «Золотая осень». Нас тогда приютила библиотека «Южная», а поддерживали депутаты И.Г. Кляйн и В.Т. Резников.
…Время идет быстрее, чем казалось. Не люблю одиночества, но вот стали болеть ноги и это ограничивает мои возможности. Уходят близкие, уходят друзья. Это тяжело переживать. И все чаще приходят мысли, что надо жалеть и беречь друг друга, надо воспитывать молодежь в любви и уважении, ведь только вера, надежда и любовь делают нас счастливыми…

В.И. Пахотнова,
руководитель клуба «Золотая осень»,
(Кировский р-н)