Воспоминания ветеранов о начале войны



22 июня 1941 года без объявления войны Германия вероломно напала на Советский Союз. В тот день еще никто не знал, что эта война будет такой кровопролитной... Никто не знал и о том, какой будет исход этой войны... Никто не знал о подвигах и потерях. В памяти ветеранов разные воспоминания об этом дне. Для каждого начало войны было свое…

Федор Тимофеевич Бондаренко (сборник воспоминаний « Мы сражались за ваше будущее»)

Электричества и радио в Мизуркине( куда он вместе с семьей перебрался в 1941 году) не было, все новости привозили на обласках и лодках из Каргаска, что находился в 18 километрах вниз по течению Оби.
22 июня 1941 г. немецко-фашистские полчища без объявления войны вторглись на нашу территорию. Над Родиной нависла смертельная опасность. О нападении фашистской Германии на Советский Союз жители деревни узнали только утром 23 июня. Весть о войне громом и молнией пронеслась по домам. Люди стихийно стали подходить к конторе рыболовецкой артели. Вясе понимали, что настала большая беда. На общем собрании было решено – призывному году немедленно выехать в райвоенкомат, а их рабочие места восполнить женщинами и подростками.
- Сын, бросай пока учебу и будем помогать фронту, чем можем. Скорей всего рыбой. Создается артель государственного лова рыбы( ГОСЛОВ), - сказал отец, - в нее и запишемся, а после войны ты продолжишь учебу. Хотя фашистские изверги бомбят наши города и села, уничтожают все живое, грабят дома, колхозы и совхозы, поверь мне, что германца мы одолеем, как бы ни было нам трудно и тяжело.
Время показало, что слова отца, бывшего красноармейца гражданской войны, оказались пророческими.


Евгения Сергеевна Коготкова (сборник «Воспоминания, навеянные песнями о войне»)

В 1941 году мы только что закончили девять классов Солнечногорской средней школы. Солнечногорск – это небольшой город в 60 километрах от Москвы. Как только прозвучало объявление о нападении фашистской Германии на Советский Союз, все мы, не сговариваясь, прибежали в родную школу. В нашей школе было два, теперь уже десятых класса. Через неделю всех десятиклассников отправили под Смоленск рыть окопы.

Леонтий Вениаминович Брандт ( интервью, «Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны», я помню.ру)
Начало войны не уходит из памяти: бомбежка, пожары, отчаяние людей. Жил я тогда у родственников, в белорусском городе Орша, который подвергся нападению в первые же часы войны. Вместе с родными отправился в эвакуацию, недели две добирались пешком до Смоленска. Тогда-то впервые в семнадцать лет понял, что значит смертельная усталость: шел, держась за подводу, и спал на ходу.

Александр Дмитриевич Анисимов (интервью, «Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны», я помню.ру)
(Ответ на вопрос: «Как вы узнали о начале войны?»)
Не помню уже, наверное, как и все из сообщения по радио. Вы поймите меня правильно, столько лет уже прошло, и я сейчас иной раз не могу вспомнить, как меня зовут, а уж не то, что было почти семьдесят лет назад…


Федор Михайлович Мишуров ( материалы из книги «Мудрость Победы», помню.ру)
Войну я встретил 22 июня 1941 года на западной границе в районе Полоцка.
Война не церемонилась с нами и не дала особо подготовиться: мы еще не доехали на поезде до места, а на эшелон посыпались бомбы. Все стали разбегаться и прятаться: кто в чистом поле, кто под вагонами. Мы с другом, никогда не участвовавшие в боях, увидев самолеты, решили спрятаться под крышей вокзала, стоящего неподалеку. Глупые, не знали еще, что самолет как раз в здания метит. Повезло, что не успели добежать, упали по дороге. Грохнула бомба… нас засыпало землей…поднимаемся и не узнаем друг друга, настолько побелели от испуга...

Гертруда Федоровна Шелколюк ( «Перед судьбою все равны», газета «Пятница», 15.05.15)
Перед самой войной Гера и братья Андрей и Константин окончили ремесленное училище № 1, получив профессиональную подготовку. После курсов инструментальщиков Гера освоила револьверный и токарный станки, стала незаменимой в цехе. Где прорыв, туда начальник цеха Красильников и посылал Геру. Могла любую деталь выточить и отшлифовать лучше всех из молодых работников. Так, наверное, и проработала бы в тылу военные годы. Но взяли в армию братьев Андрея и Константина, за ними ушли два зятя и отец Федор Семенович. Тут и Гера решилась: отправилась на фронт добровольцем, шестой из семьи Носковых.
- В Томске нас посадили в «телячьи вагоны» и 17 суток везли до Москвы, - вспоминает Гертруда Федоровна, - литерные поезда пропускали, натерпелись в дороге на кашах из концентратов. По приезду устроили нам, девчонкам, праздник - накормили ухой из осетриных голов. Попала я в первый отдельный женский запасной стрелковый полк.

Константин Константинович Сончик ( « Химик с сердцем авиатора», газета «Выходной», 12.05.15)

«В 1941 году я окончил школу, и возник вопрос, что дальше делать, куда направлять свою судьбу. И решили с другом продолжить учиться, по крайней мере, попробовать. Я переписывался со многими институтами, но выбрали, в конце концов, Новосибирский институт инженерно-железнодорожного транспорта. Там и учиться вроде бы полегче службы в армии. Да и от Читы недалеко!» - улыбаясь, рассказывает Константин Константинович. Собрав все необходимые для поступления документы, друзья аккуратно запечатали их в конверты и отправились на почту – послать корреспонденцию в Новосибирск. На почтовом штемпеле в тот день значилась теперь уже знакомая всем дата: 22 июня 1941 года…
- Приходим домой, а нам говорят – война началась… Что нам оставалось делать? Документы отправлены, пришлось ехать поступать. Экзамены я сдал, а вот медицинскую комиссию не прошел из-за проблем с сердцем. Забраковали меня и отправили домой, - вспоминает Сончик.
Вернувшись в Читу, 17-летний Константин свалился с брюшным тифом, и ни о какой учебе и службе в армии разговоров долгое время не было – болезнь была очень тяжелой. А выздоровев и перешагнув через порог совершеннолетия, в 1942 году он получил повестку на службу в армию: первой его точкой стала станция Дивизионная недалеко от Улан-Удэ.