Воспоминания труженика тыла А.В. Безрученко

Андрей Васильевич Безрученко, труженик тыла, как и все те, кто прошел через множество извилистых путей, хранит в памяти воспоминания. О фактах и людях, которые он помнит, трудно не помнить. Годы идут - мелочи забываются. Забываются имена, истории, года…. Пусть то немногое, что хранится в закромах души, останется на бумаге. . .

Я родился в 1929 году в Сибири. Родители оба из Томска. Я самый младший– сестра с 1925, а брат с 1927 года. В 31 году случилась беда – мы потеряли отца. Его убили в возрасте 26 лет. Государство нам тогда помогало: выделяло по пуду муки, пока сестра совершеннолетия не достигла. А потом все закончилось.
***

Я жил у деда. Окончил там 4 класса, отучился на тракториста. Шустрый был малый. На одной паре попашешь, быстро покормят, сразу на другую садишься. Выпахивал по 70-80 гектаров. Пацаном! А сейчас что? Сейчас уже так не работают.
У меня дед верующим был, у него целая стопка книг всяких лежала. Я начинал их читать, и знаете? Я понял, что все, что в них написано – правда! Например, зло наказывается. У нас вот парень был, он кресты с церквей срезал. И что вы думаете? Разбился.
***
Перед самой армией я окончил курсы шофера. А в 50 меня забрали. В военном билете стоит – механик. В Ленинграде служил. Проходил там писарем месяцев пять. Даже курс молодого бойца не окончил, там было положено три месяца, а я всего 2 отходил. Что осталось от Ленинграда? Ужасная картина: дорога только до обводного канала, а дальше… кладбище: могилки, могилки, могилки и все – страшно вспоминать.
***
В июне 53 отправили Волгу с Доном соединять. Было невыносимо жарко все время, помню, мы из Дона не вылезали. Там мне дали под управление 32 человека, инструктаж провели.
Условия были жуткие: везде сыро. Нам суп, помню, давали гороховый, так мы его выпивали через край из железной чашки и маленьким кусочком хлеба закусывали. Есть всегда хотелось.
В один из дней приезжают на «Победе» генерал-лейтенант и подполковник. Сразу на кухню, видимо кто-то сообщил из офицеров. Построили. Смотрят: а мы все оборванные, главное тогда было, чтобы, извините, трусов не видно. В общем, смотреть страшно. Обошли они нас, потом стали палатки проверять. У кого-то кусочки хлеба в палатках нашли – никто же ведь не знал, когда там ужин будет, подстраховывались. Ну и подполковник подходит к старшему: «Вам что еды не хватает?» А он немного слукавил: «Когда хватает, когда нет…» Через три дня на удивление: нам и масло сливочное подали, и каждому по яйцу вареному. Вот праздник то был.
Я там пробыл ровно год, а потом вернулся в Ленинград – дослуживать.

Дослужил. Капитан меня позвал за пополнением. Забрали мы их. А призывники все неграмотные, бестолковые – беднота, одним словом. Остановится, как раньше говорили, «товарняк». Бегут сразу за пивом. И прямо с кружками обратно. Продавщица за ними бежит: « Кружки-то верните!» А им нипочем - написано же – «Кружка пива стоит столько-то», они и заплатили за «кружку и за пиво».
Сядут обратно, уткнуться мордой в сумки, что и не разглядишь, что они там едят.
***
А приехал с Волгодона – дом поставил. Про меня ходили, говорили: «Кулак!» Устроился на завод резиновой обуви. И проработал там 5 лет диспетчером. У меня под контролем было 47 машин и около 120 грузчиков. Получил от «резинки» медаль «За доблестный труд». Познакомился там с женой Валей. Она была учетчицей от шестого цеха. Тоже в авторитете была. Меня начальство в то время хвалило.
***

Если говорить об увлечениях, то это, конечно, охота и рыбалка. Мы со свояком ходили на лося. Едем на моем «Газ – 27», а за нами милиция следит. Лецензия у нас только одна была. А нам плевать было. Машина буксует - у нее шпонку срезает. Эти шпонки всегда в кармане были припасены. Раз,два и поменяли, дальше поехали. На счету у меня 27 лосей.

А лосей потом приносили и готовили. Язык отрежешь, сердце, печень – а остальное выкинешь. Ноги еще у нас с Валей на карнизе хранились для холодца. Они могли год пролежать там и не испортиться.
***
А сейчас что?
Родственников у меня не осталось. Жену я похоронил 30 лет назад, дочь 21 год назад.
Телевизор не смотрю. Не нравится все это вранье. Книги по охоте храню – вы знали, что у медведя 46% человеческого ума?
Обычно выйду в огород, сорву травинку – две. И простою минут 30, хотя мне и нельзя – у меня глаукома и катаракт на оба глаза. А хочется.