Осипов Аркадий Иннокентьевич

    Диагноз: «ВРАЧ»


    «...случайность – есть проявление необходимости».


    …Лазурное море, постоянные» «вылазки» с другом тайком от родителей на любимое место понырять и покачаться на волнах – так запомнилось Аркадию Иннокентьевичу Осипову раннее детство в Евпатории, где он с родителями жил с 1932 по 1936годы. Отец работал врачом в детском санатории, занят был практически круглосуточно, следить за сыном было некогда. Мама занималась дочками – младшая, Татьяна, была ещё совсем маленькой. И Аркадий с другом, вместо того, чтобы корпеть над домашними заданиями, убегали к морю. Другу и купаться было запрещено, у него был туберкулёз позвоночника, и ходил он в корсете. Но тот его снимал проворно на берегу и нырял…Аркадию запомнился его разрушенный болезнью позвонок. Позднее, когда Аркадий Иннокентьевич в качестве младшего техника-лейтенанта после окончания Ленинградского зенитно-артиллерийского училища, служил в войсках ПВО г. Москвы (с 1943 по 1946 год), воспоминания детства помогли ему спасти дочку дивизионного повара. Случайно он увидел, что у девочки такой - же разрушенный позвонок, как у его друга детства. И он поставил свой первый в жизни диагноз: подошёл к повару и сказал: « У вашей дочери туберкулёз позвоночника» Девочку увезли в Сокольники, в детский противотуберкулёзный диспансер, диагноз подтвердился. А к молодому зенитчику прочно прикрепилось дополнительно к имени слово «врач». Как оказалось, навсегда…

    «…музыкальных способностей не имел…»

    Дед Аркадия Иннокентьевича был известным в Томске музыкантом. Он виртуозно играл на скрипке, на концерты с его участием попасть было сложно, но всегда в первом ряду находилось местечко для внука Аркадия. А тот с удовольствием ходил на все концерты, слушал скрипку, затаив дыхание, просил деда научить его играть на инструменте. « Не было у меня музыкальных способностей,- вспоминает Аркадий Иннокентьевич.- Пытался учиться и на рояле играть и на скрипке. Увы… Но музыку люблю всю жизнь. Особенно Бетховена».
    …После демобилизации в 1946 году вопроса о том, как дальше будет складываться судьба, не стояло. Отец – врач, младшая сестра Татьяна к этому времени уже была студенткой Томского медицинского института. Да и « врачебный» опыт во время службы ,который помог вовремя « захватить» болезнь девочки и спасти её, тоже сыграл роль. Так, почётное прозвище « врач» превратилось в дело всей жизни. И, познакомившись ближе с профессором Аркадием Иннокентьевичем Осиповым, с его профессиональной деятельностью, я поняла: писать слово «ВРАЧ» в этом случае надо с большой буквы.

    Лечебное дело

    Медицина захватила, заняла всё жизненное пространство молодого студента. Учился увлечённо, заинтересованно – и как результат- диплом с отличием по специальности «лечебное дело». С 1952 года –Аркадий Иннокентьевич – врач хирургического отделения Томской городской больницы №1. Но уже в 1953 году он становится ассистентом кафедры нормальной анатомии человека, с 1968 года – доцентом кафедры судебной медицины, с 1992 года – профессором кафедры судебной медицины.
    « Ещё в 1948 году, будучи студентом, на занятиях паталогической анатомии, я обратил внимание, что между грудиной и перикардом имеется пространство, достаточное для проведения искусственного пищевода,- вспоминает Аркадий Иннокентьевич. Операции в то время проводились по разработанной ранее методике и с большим процентом летального исхода. Сказал об этом Андрею Григорьевичу Савиных, в доме которого я часто бывал, как у родственника». (Его дочь была женой А.И. Осипова).
    Чтобы разобраться во всех тонкостях медицинской терминологии, необходимо иметь специальное медицинское образование. Я же, «закостенелый гуманитарий», поняла одно: методика проведения операции пластики пищевода через средостение, названную профессором Осиповым «загрудинной предфасциальной пластикой пищевода»., как показало время , явилась практически переворотом в данной области хирургии. Именно в его светлой голове родилось это гениальное предположение после многочисленных опытов и долгих раздумий.
    Ранее проводимые подобные операции по способу Н.И. Еремеева приводили к частым летальным исходам. С 1954 года анатомическое обоснование загрудинно-предфасциальной пластики пищевода стало темой кандидатской диссертации А.И.Осипова, которая была защищена в 1961 году.
    Профессор В.С.Рогачёва, практикующий хирург, свидетельствовала, что загрудинно-предфасциальная пластика пищевода была выполнена у 56 пациентов и только у пяти из них было «ранение превральных листков». В последующих операциях у 51 больного операция прошла без осложнений.
    В статье «К истории создания загрудинно-предфасциального пути проведения искусственного пищевода», автор, хирург П.Г. Байдала отмечает:.»…История создания загрудинно- предфасциальной пластики пищевода показывает, какое большое значение в науке имеет случайность. Пришедшая студенту А.И.Осипову в голову мысль отслоить от грудины и рёбер переходные складки плевры без какой-либо заранее возникшей идеи, позволила А.Г.Савиных предложить новый путь проведения трансплантата при пластике пищевода. Однако нельзя забывать и высказывание одного великого философа, что случайность есть проявление необходимости».Загрудиннно- предфасциальная пластика пищевода вошла в международный перечень операций, как вторая операция А.Г.Савиных.» («Вопросы реконструктивной и пластической хирургии» №4(27)декабрь,2008г.)

    «Может, пригодится…»


    Во время нашей беседы Аркадий Иннокентьевич вдруг встаёт и говорит: «Пойдёмте, я покажу Вам ещё одно моё изобретение. Может,- пригодится…». И демонстрирует мне собственную кровать, изголовье которой приподнято. « Вот, задумался, почему тяжелобольные всегда находятся в полусидячем положении. Помните, у Пушкина, в «Пиковой даме», -графиня? Она тоже не лежит, а полусидит на высоких подушках…После долгих раздумий пришёл к выводу: у лежащего человека сердце работает с большим остаточным объёмом! Инфаркты и инсульты ,в основном, случаются. когда человек в абсолютном покое и обычно утром… У меня давление тоже стало повышаться часто. Приподнял изголовье кровати – давление, практически, нормализовалось. …»
    Я подумала: «Возможно. это очередное открытие в медицинской практике профессора Осипова? Кто на этот раз подхватит идею гениального врача? Возможно, дальнейшие исследования совершат переворот в кардиологии»

    К сожалению, годы не могут ему позволить поднять и заставить ходить женщину с переломами костей бедра, как это было в далёкой молодости…Он заставил её, отчаявшуюся, двигаться, переступая каждый шажок её непослушных ног, расположив их на своих. «Из больницы она вышла сама! – говорит профессор, и я улавливаю нотки гордости в его голосе. Это – помнит, этим- гордится. Атеист, не верящий в то, что где-то есть потусторонняя жизнь, он, тем не менее, всю жизнь живёт по «народному уставу» -так Аркадий Иннокентьевич назвал в беседе религию. Радуется успехам внуков, осваивает общение с зятем-американцем Патриком, продолжает работать. В научных разработках школы судебных медиков Томска, которые всегда были актуальны и находили широкое применение на практике – есть весомая доля профессора Аркадия Иннокентьевича Осипова.

    Н.Н.Бондаревич