Нина Андреевна Конных рассказывает, что родилась в 1928 году в селе Назимово Красноярского края. Её отец был осужден как враг народа в связи с делом Тухачевского, мать вместе со своей семьей были сосланы в Туруханск, как политические ссыльные. Там она в связи с гибелью своего отца жила в семье Свердлова, где жена Якова Михайловича дала ей хорошее образование.
    Росла Нина Андреевна в многодетной семье: помимо нее было еще семеро по лавкам, итого 8 детей. Приходилось нелегко, как и любому большому семейству, но тут пришли военные годы и добавили проблем. «Помню первый день войны, чёрный репродуктор и напряженные озабоченные темные лица. В магазинах исчезли: халва, конфеты «Чарли Чаплин», и все «мишки», а за ними и все остальные. Неделю держался фруктовый чай, потом и он исчез».
    На фронт ушел отец и три старших брата. Из-за этого жить стало еще тяжелее: мать осталась одна с пятью детьми, Нина Андреевна – старшая. На начало Великой Отечественной войны ей было 13 лет, так что ни о каком уходе на фронт речи быть не могло. Но это не означало, что ей пришлось остаться в стороне от происходящих событий. Во время войны девиз «Фронт и тыл – единый боевой лагерь» был не просто лозунгом, а самой жизнью. Все народное хозяйство, вся жизнь людей были направлены к одной цели – обеспечить армию всем необходимым для победы. Поэтому неудивительно, что для этих целей использовался детский труд. Сотни тысяч подростков влились в трудовую армию. Дети войны – без войны просто дети. Кто-то вставал за станки на место ушедших на фронт отцов, Нина Андреевна трудилась в поле. «Помню, как мать серпом жнёт рожь, а рожь - удалась. Я делаю вязки и ставлю 4 снопа "на попа", а 5-й комлями вверх – делали суслоны. Убирали хлеб жнейками, вязали снопы, ставили суслоны, сваживали их в октябре в скирды на ток, а затем в ноябре молотили на молотилке ночами, так как днем на тракторе пахали».
    Надо заметить, что сельскому хозяйству в военные годы пришлось особенно тяжело, по сравнению с другими «тыловыми» отраслями: на фабриках и заводах оставляли некоторых молодых и здоровых мужчин, как ценных специалистов; деревенских мужчин, не имевших полезных специальностей, отправляли на фронт без исключения. Так что в деревнях остались только женщины, старики и дети. А посевные площади между тем не сокращались – потребности в продуктах остались те же, если не увеличились. И сельские жители справились с поставленной задачей. Сами голодали – все шло на фронт. «Картошку помню, ходили, собирали весной, ту, которую колхоз не докопал. Она уже вся перегнила и высохла, ну, собираешь ее, вытаскиваешь все оставшееся содержимое – крахмал, и завариваешь как кисель. Это самая вкусная пища была».
    И так происходило постоянно: в свободное от учебы время Нина Андреевна трудилась в колхозе на благо фронта. «В школе отучимся и бежим на поле. Мы вот выращивали сахарную свеклу. Дефицит же был сахара, да, дефицит всего был. Делали, значит, бороздки в земле, по ним пускали воду, а на гребни высаживали рассаду. А кто это лучше мог сделать? Подростки, конечно – 12 и 13 лет, до 16 даже были. Вот так мы и учимся и работаем… А почему еще работали: хлеб же был по карточкам. Неработающим 200 грамм, а работающим 500-600». Много сельскохозяйственных работ выпало на ее долю, поэтому неудивительно, что после школы она пошла получать специальность агронома. В 1948 году, закончив обучение, наша героиня даже проработала некоторое время по специальности. Но ее призвание было не в этом, поэтому ее следующий диплом с отличием был по специальности «Технолог бродильных производств».
    Так и оказалась судьба Нины Андреевны связанной с заводом «Томское пиво». Как пришла она работать на завод в 1950 году, да так и посвятила ему всю свою жизнь. Надо заметить, что Нина Андреевна отдаёт себя работе полностью. Она трудоголик, которому повезло найти свое призвание. Даже во время интервью она рассказывала не о себе, а о предприятии, с увлечением и гордостью; и при попытке задать личные вопросы, связанные с конкретно ее жизнью, она только отнекивалась и говорила: «Да что ты обо мне, лучше о заводе напиши». Но все же вернемся к нашей героине.
    На предприятие Нина Андреевна пришла работать на должность начальника лаборатории и отдела технического контроля – с самого начала и до выхода на пенсию. В начале своей работы пивзавод мало напоминал себя нынешнего: он находился в собственности государства, которое после войны не спешило его восстанавливать, а тем более развивать – не до этого было. «К 1950 году завод очень обветшал. В подвалах деревянные бочки по 4-5 тонн. В бродилке деревянные чаны и железные поплавки со льдом». Проще говоря, к этому времени и здание и оборудование очень устарело. Но постепенно, с конца 50-х, завод понемногу реконструировался, модернизировался и развивался.
    Далее настал 1985 год и правительственная антиалкогольная компания. Производство напитков на «Томском пиве» сократилось в 5-6 раз. Даже название пришлось сменить на «Томский завод прохладительных напитков». От такого удара предприятие долго не могло оправиться, только после приватизации в 1994 году началась модернизация производства, которая, в конечном счете, привела к нынешним высоким показателям. Завод вырос из рамок среднего бизнеса и превратился в крупное предприятие с мощностями в 30 млн. декалитров пива в год и численностью постоянно занятых работников 700 человек.
    Так и прошла Нина Андреевна со своим предприятием, ставшим за годы работы родным, весь путь – от послевоенной разрухи до нынешнего процветания. Занимаемая ею должность – начальник лаборатории и отдела технического контроля (ОТК), имела довольно интересную позицию в иерархии: «Как начальник лаборатории я подчиняюсь директору, а как начальник ОТК – только вышестоящей организации».
    В сотрудничестве с Гольдбергом Евгением Даниловичем (директором НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН, заслуженным деятелем науки Российской Федерации) получила 8 патентов за разработку различных напитков и настоек. Также за свою долгую карьеру сотрудничала в рамках научно-исследовательской деятельности с Потаповым Анатолием Ивановичем (в конце 80-х годов был министром здравоохранения РСФСР), Дыгаем Александром Михайловичем (директором НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН, д.м.н., академиком РАМН), Саратиковым Альбертом Самойловичем (заведующим кафедрой фармакологии СибГМУ).
    Со своей основной должностью Нина Андреевна совмещала активную общественную деятельность: она в разное время была и депутатом Кировского, а после и Городского совета, и членом президиума профсоюза рабочих пищевой промышленности, и председателем заводского комитета, и секретарем партийной организации. А с созданием на предприятии совета ветеранов она стала его председателем и пробыла в этой должности более 20 лет.
    И даже сейчас, после выхода на пенсию, она не оставляет общественной деятельности: регулярно отправляет письма, где поднимает важные проблемы и предлагает для них решения. Одна из беспокоящих ее проблем – алкоголизация населения. «В ответ на мой запрос мне написали ответ, мол в Губернаторском квартале в 15 местах не торгуют алкоголем. Да только в окрестностях моего дома есть 15 точек, где торгуют! А тут рядом школа и много студенческих общежитий. Спаивают в первую очередь молодых людей. Гибнет целая нация».
    Другая проблема, которая беспокоит Нину Андреевну – экологическая. Большая часть продаваемых ныне напитков упаковывается в пластиковую ПЭТ-бутылку. Да и помимо пищевой, у полиэтилентерефталата есть масса других сфер применения. А между тем, разлагается он за несколько веков, в зависимости от условий окружающей среды этот период может затянуться на тысячу лет. В различных странах пластиковую тару перерабатывают вторично, чем убивают сразу двух зайцев: и об экологии заботятся и получают прибыль, буквально из мусора. В России, не говоря уже о Томске, этот опыт перенимать не спешат – это и беспокоит нашу героиню.
    К сожалению, на большинство обращений Нины Андреевны либо вообще не приходит ответов, либо они весьма расплывчаты – никаких конкретных предложений. Что особенно печально: ведь по проблемам, которые поднимаются в ее письмах, она эксперт, тем и ценны ее предложения и рекомендации.
    Как в прежние годы Нина Андреевна параллельно со своей основной работой занималась трудом на благо обществу, так и по выходу на пенсию, несмотря на преклонный возраст, она продолжает занимать активную гражданскую позицию. «Ведь на какую лошадь накладывают больше груза? На ту, которая повезет. На меня и возлагали множество обязанностей. Да мне и не трудно было, умудрялась все успевать. И сейчас продолжаю. А кто, если не я?».