По просёлочной дороге шёл художник…

    Нам не дарят песен и сонетов,
    Не слагают оды в нашу честь,
    Но ведь не за строчку же в куплете,
    Не за благодарность от «лица»
    Делаем мы дело. Мы в ответе
    За людские души и сердца.
    Н. И. Лисицын

    «Но такова уж, видно, плоть: не смог себя перебороть…»

    …Вернулся из школы старший брат, разложил на столе тетрадки, подозвал младшего- Колю и сказал: «Вот, здесь мне надо глобус изобразить, здесь – воробьёв на ветке. И ещё по рисованию задание-«Золотая осень».До завтра всё надо нарисовать.!». Переоделся в домашнюю одежду и убежал на улицу, где его уже ждали друзья. А Коля –рад! Можно опять рисовать и видеть, как на тетрадном листочке рождается осенний пейзаж, как расселись на ветке нахохлившиеся воробьи. Здорово, что брату задают так много заданий! Уж что-что, а по рисованию у него всегда было «отлично»! И учитель расхваливал рисунки. Никто не знал, что это-творчество младшего брата – Коли…………………., который для себя давно уже решил, что будет художником. Каждый день, забравшись на чердак, он доставал заветную коробочку со своими рисунками, рассматривал их, что-то исправлял, или брал чистый листок, и начиналось чудо: на обыкновенной тетрадной страничке появлялась вдруг берёзовая рощица за околицей, или вспыхивало восходящее солнце над деревенским озерком…
    Родители не препятствовали увлечению младшего сына – с возрастом пройдёт, были они уверены. А Коля знал – нет, не пройдёт, потому что уже с самых ранних лет его тянуло неодолимо изобразить на бумаге то, что увидел в лесу, на реке, запомнить бездонное небо с причудливыми кружевами ярко-белых облаков и перенести всё это на бумагу…
    Когда пошёл в школу, обнаружилось, что у него очень плохое зрение-близорукость. Выписали очки – и с тех самых пор он их не снимает. Семья часто переезжала, и, пока закончил Николай Лисицын десятилетку, ему пришлось сменить несколько школ. Но учился он всегда отлично, уже с начальных классов был бессменным художником школьных стенгазет, по просьбе учителей с удовольствием рисовал различные «наглядные пособия» для уроков.
    «Сошлись солдаты – ветераны здесь, где воздвигнут обелиск…»


    …После очередного переезда родителей, Коля оказался в Красноярске. Оставалось доучиться год, чтобы получить аттестат. Но отец Коли мечтал переселиться из Сибири на Украину, и к весне 1941 года в семье было принято решение – родители уезжают в Харьков с младшим братом, а Коля остаётся в Красноярске, получает аттестат и перебирается к ним.
    Окончив школу с отличием, Николай Лисицын собрал немудрёные вещички и отправился к родителям. Доехал до Новосибирска, и…началась война. Что делать? Добраться до родителей теперь было уже невозможно, и он решил вернуться. На вокзале доверчивого паренька обокрали – все вещи и деньги исчезли.
    На фронт Колю не брали из-за зрения. Как выживал в те годы Николай Иванович Лисицын, он вспоминать не любит. Но очевидно, что пришлось ему «хлебнуть» и холода и голода.
    .
    Только в начале 1944 года его, постоянного посетителя военкомата (он упорно просился на фронт), наконец-то признали годным к строевой с очками. Прошёл обучение в запасном полку связи, получил звание сержанта, погрузился в эшелон, который формировался в Бийске и отправился на передовую в составе Первого Украинского фронта.12 января 1945 года- первый бой сержанта Лисицына. Уже было понятно, что враг будет разбит, чувствовалось по настроению в войсках, что Победа не за горами. Но это чувствовал и враг, поэтому оказываемое сопротивление становилось всё более жёстким.
    В одном из боёв, уже на территории Германии, Николай Лисицын должен был восстановить нарушенную связь. Пробирались по окопам, по образовавшимся от взрывов воронкам. Беспрерывно летящие ракеты освещали всё вокруг.. И вдруг – впереди прямо на них движется немецкий танк! Бойцы затаились в окопе, а танк навис прямо над их головами и заглох. Бежать – сразу же их увидят (от ракет было светло, как днём) и убьют. Начал открываться люк танка, послышался скрежет металла. Погибать накануне Победы…Но, танк завёлся, гусеницами смял края окопа и пошёл в обратном направлении. В тот памятный мартовский день Николаю ещё не раз пришлось «искупаться» в болотной холодной жиже - только через нескольких часов поисков был найден обрыв связи. Заледенелые, насквозь промокшие, они вернулись с задания. Связь была восстановлена.
    Помнит боец Николай Лисицын и передислокацию пехоты из Германии уже после Победы. Пройти надо было 800(!!!) километров на юго-восток. Ночью подошли к Будапешту, ждали команды «Привал!» после пятидесятикилометрового броска. Нужен был отдых, ныли сбитые в кровь ноги, некоторые, что послабее, просто валились с ног. Их поддерживали. Но вместо ожидаемого привала прогремело: «За-пе-вай!». И запели…Шаг постепенно выровнялся. Запомнился ещё один момент Николаю Лисицыну: вызывают его в штаб дивизии и говорят: «Ты, боец, рисуешь хорошо?» Отвели в большой зал, где на полу были растянуты два огромных белых полотнища. Задание было такое: на одном изобразить Гитлера с петлёй на шее, а на другом – карту Германии и стрелы, обозначающие кольцо Красной Армии вокруг врага. Ночью эти огромные щиты были установлены. Утром, фашисты , увидев это, вынуждены были расстреливать своего фюрера, чтобы сбить полотнища.
    …В центре села Дзержинское установлен барельеф, к которому каждый год собираются жители в день Победы. Автором барельефа является Николай Лисицын.
    «Мест, где можно сделать рай, просто непочатый край…»


    Для сержанта Николая Лисицына война закончилась не весной 1945 года. Он был мобилизован по разнарядке в Западную Белоруссию для проведения там коллективизации. И там, в качестве секретаря Сельского совета, он агитировал крестьян вступать в колхозы. Там Николай встретил свою будущую жену, там, в Белоруссии, родилась дочь. Но Николая Ивановича тянуло на Родину, в Сибирь. Приехали сначала в Кожевниково, но потом, поменяв несколько мест жительства, в 1957 году, он переехал с семьёй в село Дзержинское. Главная причина переезда – пообещали дать квартиру. К тому времени семья уже значительно увеличилась – родились ещё одна дочь и сын. Приехал Николай Иванович и остался здесь навсегда. Работал в клубе детской колонии, которая уже в то время была в селе Дзержинское. «Клуб был огромный, на 700 мест, - вспоминает Николай Иванович. Ставили спектакли (режиссёром тоже был он), ездили с ними по району, один хор чего стоил – более ста человек!». Самодеятельность развивалась в том числе и благодаря разносторонним способностям Николая Ивановича. Он был режиссёром, сценаристом, поэтом, художественным руководителем коллектива и директором ДК одновременно. До сих пор сохранились декорации к спектаклям, которые рисовал Лисицын, сценарии праздников и новогодних представлений, которые написал он.
    В одном из своих стихотворений (а в этом году у автора вышел уже шестой сборник!), он пишет:



    Я часто «шляюсь» по округе просто так,
    И не могу округой надышаться.
    Меня зовут знакомые - «пошляк»,
    Лишь потому, что я люблю «пошляться».

    А позднее, после этих прогулок, появляются этюды и пейзажи художника. «Зимой в бору» ( 2000г.), «Осенние берёзы» (1994г.), «Зимние ели» (2006г.), «Сосны» (1998г.). А вот по этой «Просёлочной дороге», укутанной в молодой сосняк и преддождевые тучи, не раз бродила и я, любуясь окрестностями.Узнаваемые, красивые, завораживающие уголки родной природы - всё это умеет увидеть и перенести на холст «Заслуженный работник культуры РСФСР» - Николай Иванович Лисицын.
    …Дочь, профессор, .доктор филологических наук – живёт в Ярославле, сын – в Санкт – Петербурге. На вопрос: «Не хотите перебраться в цивилизацию, Николай Иванович?», он ответил «Я никогда не жил в городе и не хочу. Я люблю деревню»
    Накануне своего девяностолетия Николай Иванович Лисицын полон сил и творческих планов: готовится к выставке городского клуба художников – любителей «Колорит», в составе которого он уже более 30 лет, думает над сюжетами будущих картин, в доме-музее Томского района работает его персональная выставка.
    Творчество этого необыкновенно одарённого и талантливого труженика – своеобразная духовная помощь, поддержка отчаявшимся. Он щедро дарит всем ощущение единения и родства с людскими судьбами военных лет и современной малой родины. И это ощущают все, кто с ним знаком, кому посчастливилось с ним общаться, работать, видеть и осязать его творчество, созданный его интеллектом и талантом тот самый, земной « рай» красоты, духовности и творчества….
    «Для успеха года не помеха…
    Жизнь продолжим, как гулкое эхо…»

    ( В очерке использованы стихи Николая Ивановича Лисицына).


    Н.Н. Бондаревич