« ПОСЛЕДНИЕ СВЯТЫЕ…»

    «…последние святые, которые остались на Земле,- это библиотекари».
    Д.С.Лихачёв


    Силуэт в дверном проёме…

    «Особенно отчётливо мне запомнились первомайские праздники: весна, солнышко, нежная весенняя зелень и мой папа – высокий, красивый, в белых брюках и белой майке. .Он всегда брал нас с братом на демонстрации, садил меня на плечи, и я наблюдала за всем происходящим с высоты его роста, ощущая себя в полной безопасности –папа рядом! И крепко держала его за уши, чтобы не свалиться…»
    Моей собеседнице, Ирине Александровне Янценецкой 82 года, но я вижу, как сдерживает она слёзы. Бережно пронесла она эти воспоминания через всю жизнь. И не раз, в минуты растерянности, неудач она думала: «Вот если бы папа был жив…»
    Чётко отпечаталась в памяти картина: морозный декабрьский вечер 1937 года, в комнату,впуская клубы холодного воздуха, входят двое военных, проверяют у отца документы и уводят его. Дверь распахнута, в светлом проёме – высокий, улыбающийся отец, по бокам два маленьких «заморыша» в фуражках. Отца уводят… Он оборачивается, взглядом находит дочь, испуганно выглядывающую из-за стола, машет ей рукой…Больше Ирина его не видела. И только спустя много лет, став взрослой, она узнала, что отца увезли в Новосибирск и там, уже в феврале 1938 года, он был осуждён как «враг народа» и расстрелян. Маму уволили с работы…
    Дядя Мотя

    …Начались для семьи Янценецких невесёлые дни. Мама Ирины Александровны, Нина Павловна, не могла устроиться на работу – её, как жену «врага народа», не брали даже на самую неквалифицированную работу, хотя по специальности она была фармацевт, и их явно не хватало в растущей аптечной сети. Всей семьёй уехали в деревню Легостаево в Новосибирскую область. Мама начала работать в аптеке. Ира постоянно находилась с ней, даже помогала сортировать таблетки. Но вскоре Нину Павловну уволили и оттуда .Перебивались тем, что возили букинисту книги из библиотеки отца, которая была им собрана ещё до женитьбы. Этого было, конечно, недостаточно, чтобы прокормить двоих детей и бабушку Ирины, которая жила вместе с ними. « Я отчётливо помню до сих пор, что постоянно хотела есть. Вечером ложилась с мыслью о еде и просыпалась, голодная, с теми же мыслями».
    Однажды в доме появился высокий мужчина, которого Нина Павловна называла Мотей. Это был родной брат отца Ирины Александровны Матвей Иосифович Янценецкий. Легендарная личность нашего Томска. Трудовая биография его началась с 8(!!!) лет, когда он стал работать аптекарским учеником в частновладельческой аптеке Ковнацкого в г. Томске. Служил в царской армии, был в плену, где чуть не умер от ран. Был одним из организаторов профсоюза медиков, свыше 12 лет – членом Правления Союза медиков, параллельно обучаясь на курсах усовершенствования фармацевтов при университете. В апреле 1938 года Матвей Иосифович был направлен на Томский Фармзавод техноруком, через три месяца назначен директором завода. Проработал до начала войны, был призван в ряды Красной Армии, воевал до конца 1943 года. Был комиссован после контузии, вернулся в Томск и стал директором фабрики перевязочных материалов, эвакуированной в наш город из Москвы. В марте 1944 года эта фабрика слилась с Госхимфармзаводом и с мая 1944 года её директором назначили Матвея Иосифовича Янценецкого.
    Так вот этот самый Мотя появился в доме, где жила семья Янценецких, чтобы забрать детей репрессированного брата к себе, в Томск. Жил он в то время в доме, где находится сейчас детская областная стоматология. Тогда же весь первый этаж здания занимал гастроном, а на втором этаже ютились несколько семей в крошечных комнатках. У него самого была семья, жена беременна, а он не побоялся, привёз к себе детей «врага народа». Позднее Ирина с братом Эдиком, мамой и бабушкой переехали в квартиру на Воскресенскую гору. Там прошли школьные военные голодные годы. Ирина Александровна стала терять зрение из-за постоянного недоедания. Ей грозила полная слепота. Как получить аттестат? Ирина с благодарностью вспоминает заведующую их школой Марию Наумовну Кругляк, которая отменила ей экзамены, разрешила сдавать предметы по особому плану. И ещё помнит Ирина с того лихолетья, как грел её холодными зимними вечерами кот Кузя. И теперь вместе с ней живёт кот - огромный, умный, но своенравный. Тоже Кузя.

    Эдик


    Старший брат Ирины Александровны Эдик всегда опекал младшую сестру, защищал, тайком от мамы отдавал ей половину своей еды. Мама этого делать не разрешала, понимая, что сыну тоже нужны силы, а «добавки» не будет, потому что жили «впроголодь». Брат вырос и добровольно записался в морфлот. А там служить пять лет! Пока он покорял просторы морей и океанов, его невеста окончила университет, поступила в аспирантуру. Так потом и жили - жена кандидат наук, а он, Эдик, слесарь.
    В разговоре Ирина Александровна неоднократно упоминала выражение «Тиримбульский парад» . Я спросила – а что это значит?. «Это от Эдика! Он очень много читал, часто это выражение употреблял, когда речь шла о каких-то неординарных событиях, каких-то ярких, шумных и активных действиях, »- пояснила Ирина Александровна.

    «За исключительно добросовестное отношение к труду…»

    19 января 1952 года Совет министров СССР постановил открыть в Томске институт по подготовке инженеров по строительству элеваторов. Первым директором (ректором) был назначен Александр Алексеевич Потокин.18 июня 1952 года он подписал первый приказ о наборе персонала в учреждение. Среди прочих профессий Ирина увидела, что в новый институт нужен библиотекарь. Пришла на собеседование к ректору Потокину. Он очаровался серьёзной начитанной, целеустремлённой девчушкой в очках и дал согласие на её трудоустройство.
    «Работа меня захватила, я старалась не пропустить ни одной литературной новинки, засиживалась допоздна в библиотеке, подбирала книги и учебники, комплектовала библиотеку новыми изданиями. Всегда была активной, с радость выполняла все поручения». Конечно, на Ирину обратили внимание, с различными вопросами и просьбами старались обратиться именно к ней. Общежития в то время ещё не было, студенты жили на втором этаже в больших комнатах. Частенько к Ирине заглядывал кто-нибудь из преподавателей и говорил ей «вечерком заглянуть в одну из комнат - там сегодня будет вкусный ужин!». Заглядывала и с удовольствием уплетала варёную картошечку с солёными огурчиками, присланными кому-нибудь из студентов. Жили дружно, большой коммуной.

    Когда в Томском Государственном университете открывалась учебная библиотека, то директор университетской «научки» Муза Павловна Серебрякова пригласила на должность заведующей Ирину Янценецкую. Согласилась Ирина и сразу же ввела свой стиль работы в новом учреждении: ответственность, оперативность, увлечённость. Раз в месяц собиралась группа студентов (позднее в эту группу уже трудно будет попасть от обилия желающих!), они вытаскивали столы из читального зала, и начиналась «генералка» -масштабное мероприятие, после которого трудно было найти пылинку на стендах с книгами. А Ирина Александровна готовила всем, кто «генералил» библиотеку, вкусный ужин. И начинались в сверкающей от чистоты библиотеке бесконечные разговоры о литературных новинках, о прочитанных книгах, о любимых писателях и поэтах, о жизни…
    «В общем, Тиримбульский парад,- улыбаясь, подытожила Ирина Александровна.

    Кропотливая работа библиотекарей по информационному обеспечению и сопровождению научных исследований, разработок, подготовки кандидатских не всегда видна, но всегда необходима. В любом учреждении - будь то вуз, или научно-исследовательский центр, должна быть сформирована достаточно полная справочно-информационная база, где каждый мог бы найти необходимые исходные сведения для своей деятельности. Подобная работа всегда ведётся в тесном контакте и опорой на средства и возможности библиотек. Такая необходимость всё больше и больше росла и в Федеральном государственном унитарном предприятии «Научно-производственный центр «Полюс». Библиотека института комплектовалась, но довольно бессистемно, найти нужную информацию в неупорядоченном наборе книг, брошюр и журналов было непросто. Ирина Александровна Янценецкая уже давно была известна в Томске, её работа неоднократно поощрялась на разных уровнях, библиотеки, к работе которых она прикладывала свою деятельность и талант, неизменно занимали ведущие места в отрасли. Её пригласили в НПЦ «Полюс». Приход новой заведующей заметно оживил работу. Квалифицированный специалист с 20-летним стажем, в том числе в научной библиотеке ТГУ, воспринимающая всё новое в библиотечном деле, как руководство к действию, Ирина Янценецкая осознавала, что НТБ должна способствовать научно-техническому прогрессу, а оперативнось, целенаправленность и полнота информации - должны стать главными критериями работы коллектива.
    Встречена была Ирина Александровна «не очень ласково», мягко говоря. Но очень быстро всё стало на свои места. Инициативность, стремление внедрить всё новое в библиотечном обслуживании – поощрялось руководством, и за короткий срок по своим производственным показателям библиотека стала занимать первые места.
    Стиль работы Ирины Янценецкой послужил тому, что количество читателей возросло в несколько раз .Еженедельно проводились «дни информации»,выпускался бюллетень новых поступлений, организовывались различные тематические книжно-журнальные выставки. С полной загрузкой действовал межбиблиотечный абонемент. Работа велась столь интенсивно и эффективно, что НТБ «Полюса» стала за короткий срок лучшей не только в Томске, но и в отрасли.
    …Строчки, взятые заголовком к этой странице жизни Ирины Александровны, не придуманы. Это формулировка очередного приказа на поощрение за выдающийся труд. Есть трудовые книжки, где вкладыши вклеиваются для перечисления многочисленных мест работы. У Ирины Янценецкой вкладыш в трудовой книжке - для записи приказов о поощрениях и благодарностях за труд. «За исключительно добросовестное отношение к труду»…

    «В неразберихе нынешней эпохи…»

    Сколько читает современная молодёжь? Грустно об этом говорить… А ведь именно книга (и только она!) в течение столетий - «духовное завещание ушедших тем, кто живёт на Земле». Независимо от места и национальности. Мы забываем, к сожалению, что «…в общей картине цивилизации место каждого народа и каждого человека определяется количеством и качеством прочитанных книг». В Бразилии обожают Достоевского, которого переводит для них «наш человек» в Бразилии Борис Шнайдерман, награждённый в 2007 году медалью Пушкина – важнейшей российской наградой за заслуги в области культуры и просвещения. А мы? Вспомните, как давно Вы перечитывали Достоевского?

    Ирина Александровна Янценецкая своей блестящей работой внесла значительный вклад в книжную культуру Томска. Она умела вести «безмолвный диалог с книгами», находить среди их великого множества именно то, что необходимо было читателю.
    …Однажды Ирина получила посылку из Москвы. Распечатала. Там была коробка московских конфет, на которой было написано: «ЛУЧШЕМУ БИБЛИОТЕКАРЮ СИБИРИ!» И подпись: Александр Потокин. Тот самый, первый ректор строительного института! (Нынешнего ТГАСУ) Давно уже жил в Москве, занимал высокий пост в Министерстве образования. Но не забыл её, Ирочку Янценецкую, «очкарика», которую принял когда-то библиотекарем.
    Многие из бывших её читателей стали известными людьми (и не только в Томске)!.Есть такие, которые обосновались за границей…Но при каждой возможности, появляясь в Томске, занятые и респектабельные, они выделяют минутку своего времени, чтобы появиться на пороге Ирины Александровны Янценецкой и засвидетельствовать, в очередной раз, своё ей почтение…

    Н.Н. Бондаревич