«Вспомни наших соловьёв…»

    Вера Семёновна Мендрина… «Томская москвичка», видевшая в раннем детстве Буденного, позднее, на демонстрациях – Сталина, Микояна, учившаяся в одном классе с сыном и племянниками Михаила Шолохова. Однажды, на фотографии, её друг из юности Фёдор Крамсков написал: «Вспомни наших соловьёв…»И они, встречаясь в Москве, вспоминают свою военную юность, восходы в станице Вёшенской, донских соловьёв…




    …Несколько десятков фашистских юнкерсов на малой высоте стремительно приближались, с включенными сиренами, воем и гулом, наводя ужас на всё живое. Посыпались бомбы…Юнкерсы снова и снова делали заходы и казалось, что этому аду не будет конца, что земля сейчас разверзнется, и они провалятся в пылающую бездну…Вера крепко схватила за руку сестрёнку Ларису, оцепеневшую от ужаса и страха и буквально силой потащила её к большому кусту на краю образовавшегося от взрыва рва. У куста оказались огромные подмытые корни и туда, как в нору, втиснулись две девчушки. Снаряды рвались буквально рядом, и только каким – то чудом Вера и Лариса остались живы в этом аду…
    Вера Семёновна не может сдержать слёз и волнения, вспоминая тот страшный день. Прошла целая жизнь, яркая, нелёгкая, наполненная разными событиями, а те воспоминания бередят душу и сердце, будто вчера это было.
    …Жила в Москве счастливая семья: три сестрёнки, маленький братик, рукодельница мама и папа. Правда, отец был кадровым военным, и видеть его приходилось редко – он постоянно был в командировках. Но когда появлялся папа – в доме начинался бесконечный праздник. отец был весёлым, добрым и очень заботился о своих доченьках. А мамины глаза светились таким необыкновенным счастьем…Всё закончилось с началом войны. Отец служил в комсоставе Первой конной армии, которой командовал Буденный, и сразу же ушёл на фронт. Поначалу семья получала положенный офицерский паёк, и мама экономно расходовала продукты, чтобы кормить четверых детей. Но становилось всё голоднее, от папы перестали приходить весточки с фронта, семья перестала получать паёк. Немцы подступали к Москве всё ближе, обстрелы и артналёты учащались. И мама приняла решение: старшую дочь оставить в Москве в квартире, чтобы она ждала вестей от мужа, а двух младших- Ларису и Веру и брата Гришу вывезти в Ростовскую область, в станицу Вёшенскую, где жили родственники мужа. Погрузили в машину то, что удалось взять с собой из вещей, каждой девочке – по большому мешку за плечи, а на руках у мамы – маленький Гриша. Довезли их до станции Миллерово. Как добираться дальше? Мама пошла в военкомат, но там ей ничем не помогли. «Дяде Феде, брату папы, -вспоминает Вера Семёновна,- удалось отправить только маму и Гришу, а мы с сестрой Ларисой должны были пройти 20 километров до берега Дона, а потом переправиться на тот берег на пароме»На дворе- конец ноября, мороз, снег, ветер, кругом необозримая степь и наши солдаты, раненые, окопы, машины, обозы… На ногах – тапочки. Спасли от полного обморожения мамины шерстяные носки, которые она дала дочкам в дорогу. После той страшной бомбёжки, под которую попали сёстры, силы их покинули. Но подгонял пережитый страх и ужас. И они шли. Мимо проезжали телеги, везли раненых, но девчонок не брали. Совсем не чувствуя ног, поддерживая друг друга, сестрёнки медленно шли по дороге. Остановилась подвода, и они просто упали на какие-то закрытые брезентом тюки. Позднее узнали, что это были не тюки, а бойцы, которые умерли от ран, не доехав до госпиталя. Когда их увидела хозяйка дома, куда они вошли, она всплеснула руками, усадила девчонок, разула и, плача, растирала им израненные опухшие ноги керосином. Так и уснули они, согревшись, на скамейке у этой женщины. А рано утром, когда ещё чуть брезжил рассвет, их разбудили и на пароме переправили на другой берег, в станицу Вёшенскую, где была уже мама с братом Гришей и где они прожили до конца войны. Вера окончила школу в станице, и с ней в одном классе учился сын писателя Михаила Шолохова – Саша. У него был друг – Федя Крамсков, который впоследствии уехал в Москву, закончил Тимирязевскую Академию и работал в Министерстве сельского хозяйства. До сих пор Вера Семёновна созванивается с ним, своим одноклассником. А когда приезжает в Москву, они обязательно встречаются, вспоминают, как весенними вечерами слушали донских соловьёв, готовились к выпускным экзаменам, получали аттестат зрелости…
    Закончилась война. Все вернулись в Москву. Вера поступила в транспортно-экономический институт и в 1953 году его окончила. Получила направление в Новосибирское Управление железными дорогами. Оттуда была направлена в Инское, где познакомилась со своим будущим мужем – он приехал из Томска. Когда родились дети( а рожать их, сына и дочь) Вера Семёновна уезжала в Москву – они окончательно поселились в Томске. Началась трудовая деятельность Веры Семёновны Мендриной. Работала в транспортном Управлении Томского Совнархоза в планово-экономическом отделе, на заводе математических машин – начальником планово-экономического отдела, потом в НИИ ПП. И.как сама Вера Семёновна охарактеризовала свой стиль работы,- «работала без всяких запятых», по принципу "честность и принципиальность" в любой складывающейся ситуации.
    На вопрос не хотела ли она, коренная москвичка, вернуться в столицу, Вера Семёновна ответила, что она «прикипела» к Томску, здесь живут дети, внуки , здесь «вся история моей жизни».
    Вот такая судьба «томской москвички». Судьба, соединившая её с Томском в далёком 1957 году, и задержавшая Веру Семёновну в нашем городе на целую жизнь.

    Н.Н. Бондаревич